Остров


Паша и Дима после сессии поехали отдыхать на остров, девушек у них на тот момент не было, что их, конечно, очень расстраивало, потому что с ними еще поехал Сергей со своей девушкой Оксаной – высокой темноглазой брюнеткой, которая, если честно, им обоим очень нравилась и они внутренне завидовали Сергею за такое везение.

Было им всем тогда по 21 году – самому лучшему возрасту для исполнения самых сокровенных и потаенных желаний. Как назло, Паше что-то не везло с девушками, он оставался все еще девственником и очень стеснялся, хотя, конечно, не показывал этого. У Димы в этом отношении было получше, но все равно в тот июньский день он отправлялся на реку без сопровождения женского пола.

До места стоянки было недалеко, километров пять, да еще вниз по течению, поэтому добрались быстро. Когда они подплывали к месту, Оксана встала на полубак и как только форштевень заскользил по песку, грациозно, как лань, спрыгнула на берег, мгновенно развернулась и резким движением подтянула лодку к себе, схватившись за крюк. Дима просто рот открыл, все это время он не отрываясь смотрел на плавно перекатывающиеся ягодицы девушки, когда она готовилась к прыжку. Паша и Сергей смотрели туда же.

- Приехали! – весело объявила Оксана, взяв в руки швартовочную веревку, лежащую здесь же, на носу. – Вы чего?

- Классно ты нас подтянула, - выдохнул Дима. – Вообще-то это мы должны были делать.

- Ну, мне захотелось попробовать, и получилось!

- Да, прикольно. – Сергей спрыгнул на берег и намотал веревку на толстый сук, специально для этого вбитый в землю. – Иди сюда… - он подтянул к себе Оксану, и поцеловал в губы. Она обвила руками его шею и надолго затянула поцелуй, выглядевший необычайно красиво.

Выгрузив все вещи, он поднялись на берег и вышли на ровную площадку, на которой всегда устраивали лагерь (были они тут, конечно не в первый раз, но впервые в таком составе). Быстро расставили палатки, одна напротив другой, сходили за дровами. Присели отдохнуть и выпили немного пива. Оксана сняла свой топик и принялась загорать. Восхитительные холмики грудей, прикрытые тонкой тканью купальника, распаляли воображение парней, и они то и дело украдкой поглядывали на девушку, лежащую на спине немного поодаль от костра.

Немного погодя Сергей подошел к Диме и шепнул ему что-то на ухо. Он встал и спросил:

-Паша, сплаваем вниз по течению? Покажу тебе место, где в прошлом году Исматовы отдыхали? – сказал Дима, спускаясь к лодке. На это место Паша хотел поглядеть. Судя по рассказам, в прошлом году там была чуть ли не оргия, упились все в ноль.

Сели в лодку, отчалили.

- Серега хочет с Оксанкой покувыркаться. – сообщил Дима.

- Да оно и понятно, еще бы. Красивую девчонку он себе нашел.

- Точно.

- Блин, че мы-то без баб сюда поперлись? Напьемся, а потом среди ночи будем их стоны слушать.

- Да ладно, не переживай, мы же не ради ебли сюда приехали. Суета городская одолела, спокойствия хочется, природа, в конце концов тебе не город…

Они описали широкую дугу вверх по течению метров на триста, потом развернулись и подняли весла. Лодка потихоньку поплыла вниз.

-Вон, смотри, две девчонки на берегу загорают. Может, познакомимся? – спросил Дима.

- Ой, что-то я стесняюсь – признался Паша.

- Не ломайся – отрезал Дима и крикнул: - Привет!

Девушки подняли головы. Одна из них махнула рукой и что-то сказала второй.

- Поплыли! – Дима, опустил весла и погреб к берегу. Через минуту они уже были на берегу. Девушки уже ждали их, уперев руки в бока.

- Привет, мальчишки! – сказала та, которая махнула им рукой. Паше она сразу понравилась. Она была высокой, чуть полноватой в талии, светло-русые волосы до плеч собраны в хвостик, полные губы чуть улыбались, а зеленые (зеленые!) глаза, прищурившись, смотрели чуть насмешливо и смело.

- Меня зовут Паша, это – Дима. – Паша, вспомнив наказ друга не ломаться, первым начал разговор. Как он потом вспоминал, эта его инициатива во многом определила дальнейшие события и он благодарил Бога за свою смелость.

- Я – Олеся, Юля - высокая девушка указала на свою подругу. – Приятно познакомиться.

Юля была ниже Олеси ростом, темненькая и довольно фигуристая. Несмотря на это, Олеся была посимпатичнее и Паша сразу внутренне сразу «застолбил» ее. Впрочем, Олеся была настолько выше Димы, что выбор был очевиден.

- Присаживайтесь. Пива хотите? – удивила вопросом Олеся.

- Нет, спасибо, может, потом. – было жарко, девушки расположились на самом солнцепеке и пить пиво на такой жаре было как-то неразумно.

- А почему одни, без парней? – спросил Дима.

- Да как-то так вот получилось. Иногда так лучше даже. – призналась Юля. Они присели на покрывало, Юля села напротив Димы, вытянув в его сторону ноги и рассматривала его, слегка наклонив голову набок.

- Ну, сейчас-то вы уже не одни – глядя Юле прямо в глаза, сказал Дима.

- Это уже полностью от вас зависит, - ответила она и, посмотрев на Олесю, добавила – Так ведь? – Олеся задумчиво кивнула.

Паша почувствовал прилив какого-то смутного беспокойства и непонятную дрожь.

Олеся надела солнечные очки (солнце светило ей в глаза) и теперь, похоже, уже не стесняясь рассматривала парней. Паша был высоким, худощавым парнем, с короткой стрижкой русых волос. Имел он очень интеллигентный вид и, страдая близорукостью, носил очки, но это его совсем не портило, а наоборот, этот штрих во внешности часто привлекал внимание девушек. Но больше всего их притягивали его губы – полные, четко очерченные и большие выразительные серо-голубые глаза. Вот и сейчас Олеся, скорее всего, смотрела именно на губы (Паша об этом догадывался, но уже привык к таким взглядам). Дима был ростом пониже, коренастей и имел четко очерченную мускулатуру. Выглядел он младше своих лет, но это его совершенно не беспокоило. Темно-карие глаза с добротой и теплом смотрели на девушек, а поскольку он был довольно образованным человеком и в душе немного романтиком, то разговорить и расположить к себе собеседника было для него нетрудно.

Они поговорили о разном, кто где учится, где живет и сколько лет (все оказались одногодками), а потом Олеся спросила, почему они вдвоем на лодке и без ничего (на них были только плавки и кепки). Дима сказал, что они остановились на острове и уплыли оттуда для того, чтобы дать возможность уединиться паре.

- Ах, вот оно что! – рассмеялась Юля. – А вам и приткнуться некуда!

- Некуда, да. – вздохнул Дима.

- Мы поплыли вниз по течению, посмотреть, где еще хорошие места для стоянок есть на острове. На берегу люди ходят, а там, на острове, что хочешь, то и делай, змей только много. – сказал Паша.

- А хотите, вместе сплаваем? – предложил Дима. – Жарко здесь, на берегу, на реке все попрохладней.

- Поплыли! – чуть ли не хором ответили девушки. Одели шлепанцы, взяли зачем-то по полотенцу, припрятали вещи в кусты и отчалили. Дима взял ближе к острову, чтобы оказаться под тенью деревьев на его берегу и таким образом стало попрохладнее. Ребята сели на носу спиной по ходу движения, а девочки устроились на банке, где весла. Течение было средним и до места добрались довольно быстро. Выяснилось, что обе девушки не раз сами сидели на веслах и имеют представление об управлении лодкой, поэтому они даже сами смогли причалить. Дима сошел на берег, пришвартовал лодку и вместе с Пашей помог девушкам сойти с лодки.

Место было действительно хорошим – довольно большая поляна, утоптанная трава, явно специально вырубленные кусты, яма для мусора и костра, кирпичи для мангала и самое главное – стол и лавки в тени под раскидистым дубом. Паша поставил на стол бутылки с пивом и стаканы, которые они взяли с собой.

- За встречу! – провозгласил Дима. Все выпили, закурили. Девушки сидели с одной стороны стола, ребята с другой. В тени было прохладно и хорошо. Сначала Паша чувствовал какое-то стеснение перед девушками, сидя перед ними в одних плавках (он считал себя слишком худым и не очень любил ходить полуголым где бы то ни было), но потом это чувство прошло (явно не без помощи пива). Тем более что девушки тоже были в самом минимуме одежды – Юля в розовом бикини, весьма аппетитно обтягивающем ее грудь, а Олеся в зеленом купальнике с лифчиком на косточках без бретелек (оставила на берегу, чтобы не было полосок от загара).

У Паши снова появилось непонятное ощущение какого-то беспокойства и дрожь во всем теле. Он задрожал как от озноба. Чем больше он смотрел на девушек, тем сильнее его била дрожь.

- Что с тобой? – спросила Юля.

- Не знаю, ветер что ли, холодный, - соврал Паша. Он на самом деле не знал, что с ним. Необычность ситуации его смущала, трезвила и подстегивала одновременно. Он еще никогда не оказывался практически наедине с почти незнакомыми, почти полностью обнаженными и такими манящим девушками на природе.

Вскоре они ушли в туалет (пива выпили уже порядочно). Дима сказал:

- Нормальные девчонки, да?

-А главное, смелые какие! Вот так, с первыми встречными уплыли, отсюда ведь хрен убежишь и помощи не докричишься.

- Да. Юлька-то какая, а? – Дима показал круговыми движениями грудь.

- Они, наверное, на мою интеллигентную внешность повелись. Да мы что, маньяки, что ли?

Девушки вернулись. Они были какие-то серьезные и задумчивые. После короткой паузы Олеся произнесла:

- Ребята, можно вас спросить?

У Паши появился звон в ушах и он услышал громкий стук своего сердца. Ощущение нереальности и одновременное чувство, что его мечты воплощаются прямо здесь и сейчас заставило его поднять голову и посмотреть прямо в глаза Олесе. Она в упор смотрела на него и он в это мгновение понял, что сейчас произойдет то, что незаметно и неотвратимо приближалось к нему в течение всего дня и что все мысли и желания сходятся в одной точке и в одно время. Он услышал, как Дима ответил:

- Да, о чем?

- Зачем мы здесь? – спросила Олеся, отведя взгляд от Паши и посмотрев на Диму. Тот замялся и опустил глаза.

- Да просто так приехали, на лодке прокатиться, место посмотреть. – ответил он.

- А мне кажется, вы совсем с другой целью нас сюда привезли – промолвила Юля. Затем посмотрела Олесе прямо в глаза, обе едва заметно кивнули, и Юля плавным движением завела руки за спину, расстегнула застежку и сняла верхнюю часть своего бикини.

Паша понял, что непонятное чувство, державшее его последние десять минут, было самым сильным сексуальным возбуждением, которое он когда-либо испытывал. Грудь у Юли была очень красивая, немаленькая, но и не слишком большая, округлая и правильная, крупные розовые соски смотрели вперед, прямо на глазах набухая и становясь торчком. Юля, немного наклонив голову набок, смотрела на ребят, которые просто остолбенели. Вслед за ней от верхней части своего купальника освободилась и Олеся. Ее грудь была не менее совершенной формы, поменьше размером, темные острые соски торчали в стороны. Белая кожа резко контрастировала с остальным загорелым телом. Пауза затянулась, и Олеся насмешливо сказала:

- Ну как? Нравится?

- Да… - Дима судорожно сглотнул. Паша вдруг осознал реальность происходящего, он понял, что это только начало. В простое снятие верхней части купальника девушки, сами того не осознавая, вложили столько эротизма и сексуальности, какого не могли показать многие танцовщицы и стриптизерши. Простое движение было настолько наполнено смыслом и невысказанными чувствами, что Паша про себя восхитился смелостью и раскованностью, с каким девушки, по сути, показали свои самые прекрасные части тела. Это было очень просто и вместе с тем невероятно возбуждающе.

- Теперь ваша очередь… - сказала Юля.

Паша, глядя Олесе прямо в глаза, взялся за резинку плавок и стянул их вниз, затем переступил их ногами и выпрямился. Олеся продолжала смотреть ему в глаза, затем на мгновение скользнула взглядом вниз и снова посмотрела на Пашу уже слегка более расширенными глазами. Он чувствовал, что его член поднимается с такой быстротой, с какой он еще никогда в жизни не вставал. За каких-то пять секунд он принял полностью боевую стойку и замер, время от времени вздрагивая. Дима тем временем тоже освободился от трусов. Юля заворожено смотрела на его вставший член, Паша украдкой взглянул на него и оторопел. У Димы был не член, а просто хуище, длиной не менее 20см, толстая красная головка смотрела прямо на Юльку, а она – на него.




- Ну вот, видите, как все просто! – сказала Олеся и все рассмеялись. Шум в ушах у Паши прекратился, и он почувствовал себя значительно лучше. Обстановка неожиданно стала такой родной и дружеской, как будто они каждый день делали это. Девушки одновременно освободились от трусиков и парни им восхищенно похлопали.

- Вы красивые. – просто и прямо сказал Дима.

- Вы тоже. – сказала Юля, смотря на его стоящий колом член. – Конечно, мы здесь неслучайно. Если бы кто-то другой к нам подкатил, отшили бы их нафиг. Но не вас.

- Иди сюда, – сказал Олесе Паша. – Или будем друг другом любоваться?

Олеся улыбнулась, подошла к нему вплотную, пристально посмотрела ему в глаза и медленно присела на корточки. Посмотрев на его член, она обхватила его рукой и несколько раз провела по нему от основания к головке. Паша судорожно вздохнул. Олеся приблизилась к нему вплотную и облизнула язычком головку, потом обхватила пухлыми губами и стала легко сосать. Паша был в восторге: Олеся делала это с легкостью, явно чувствовался опыт, но так ненавязчиво и совершенно не пошло, как это выглядело иногда в порнофильмах, которые он смотрел. Она просто доставляла ему удовольствие и видно было, что ей нравится это делать. Паше раньше никто никогда не делал минета и он не мог даже мечтать, что ему попадется не просто хуесоска-малолетка, а девушка, которая с удовольствием и полной самоотдачей облизывает и высасывает его всего.

Паша был просто на вершине блаженства. Сильное возбуждение вначале не позволило ему кончить сразу же, и это было хорошо. Взглянув в сторону, он увидел примерно такую же картину, только член Димы входил в рот Юли меньше чем наполовину и она помогала себе руками. Девушки оторвались от своей работы, переглянулись, взяли друг друга за руку, улыбнулись и продолжили дальше. Казалось, прошло полдня, а на самом деле минуты через три Олеся оторвалась от него, нежно поцеловала головку и выпрямилась.

- А теперь вы. – предложение относилось к обоим парням. Олеся взяла Пашу за член и, увлекая его за собой, подошла к столу, смахнула с него пыль и легла с краю животом на него.

- Поцелуй меня там. Мне нравится, когда это делают сзади. – вполголоса сказала она и положила голову на руки. Паша стоял и пожирал ее глазами: ровная спина с ложбинкой на позвоночнике, крутой изгиб бедер, стройные ноги, которые она пошире расставила в стороны. Он наклонился и легко поцеловал ее спину, потом спустился ниже к талии. Олеся издала тихий стон. Паша присел на корточки пред ней и поцеловал ее ягодицы, по очереди, потом раздвинул половинки попы и ему открылась ее вагина. Лобок и губы были не побриты, а просто аккуратно подстрижены, волосики были светлые и редкие, их мягкий пушок совершенно не чувствовался, Паша легко провел большим пальцем снизу вверх, от лобка к анусу, который сжался и расширился. Олеся снова тихо простонала. Паша легко поцеловал губки, а затем языком стал щекотать клитор, который хорошо чувствовался – небольшая, но твердая горошинка в месте, где губы соединялись.Олеся застонала и стала двигать тазом ему навстречу. Из влагалища потекла смазка, Паша языком размазывал ее по губам и анусу, который тоже периодически ласкал языком.

- Да, да, еще… Еще, милый, давай, - бормотала она и Паше это безумно нравилось, одной рукой он поддрачивал свой член, а второй держал попку Олеси и периодически сжимал ее. Посмотрев в сторону, он увидел, что Юля лежит на скамейке на спине, раскинув ноги, а Дима обрабатывает ее языком, также, как он. Но больше всего его удивило, что Юля не отрываясь смотрела на них, на то, как он вылизывал ее подругу! Она поймала его взгляд и улыбнулась ему в блаженстве. Руками она сжимала свои груди и теребила соски. Он вернулся к своему занятию. Его возбуждала мысль, что он доставляет удовольствие красивой, и главное – почти незнакомой девушке, которая, судя по всему, обладает немалым опытом и впереди его еще ждут сюрпризы. Сама ситуация случайности и ощущения полной вседозволенности побуждала его еще активнее и настойчивее лизать влажную, истекающую липкой смазкой вульву.

Олеся приподнялась и встала на ноги, заставив Пашу отстраниться и привстать, повернулась к нему лицом и они слились в нежном и продолжительном поцелуе. Паша при этом почувствовал, как она нашла рукой его член и продолжает его поглаживать легкими движениями. Ее поцелуй был невероятно нежным и приятным, губы оказались мягкими и податливыми, неторопливые движения ее языка наполняли теплотой и заставляли отрешиться от всего остального происходящего. Сколько этот поцелуй продолжался, Паша не знал… Когда их губы разомкнулись, Олеся посмотрела ему в глаза и проговорила:

- Ты хорошо целуешься… Приятно…

Повернувшись спиной, она встала на четвереньки и выгнула спину, затем обернулась к нему:

- Давай! - и задорно, со смешком улыбнулась. Было в этом что-то несерьезное, игривое, но Паша встал на одно колено сзади нее и без труда вошел в нее. Олеся сразу же застонала, она уже давно была готова к этому. Паша понемногу увеличивал темп, были слышны шлепки его живота об Олесину попку и она все громче постанывала. Затем они поменяли позу, затем другую. Член у Паши стоял как литой и он удивлялся, почему он все не кончает. Олеся уже кончила, похоже, дважды и теперь интенсивно ему подмахивала. Паша почувствовал, наконец, приближение оргазма и прошептал Олесе на ухо:

- Я скоро…

- Ну давай… На живот…

Паша вынул член и выплеснул сперму на нее. Разрядка была полной, долгой и невероятно мощной. Паша чувствовал, что еще немного и он взорвется, сердце бешено колотилось, в ушах отдавался каждый его удар, а слух пропал совсем и не осталось ничего, кроме этого биения и ощущения того, как член выплескивает сперму толчок за толчком. Часть ее попала даже на подбородок и шею Олеси, и она вытерла ее. Паша присел и открыл глаза. Олеся лежала перед ним, раскинув ноги, вагина ее блестела от смазки, а живот и грудь были залиты его спермой. Она улыбалась.

- Молодец, как классно…

- Ох… Это было нечто, - пробормотал он. – Вот это я стрельнул…

- Мне нравится, когда на меня кончают. – смущенно призналась Олеся, хотя в ее зеленых глазах не было никакого смущения. Она растерла пальцем капли по своему животу. И посмотрела в сторону.

- Смотри. – прошептала она. Дима, поставив Юлю на четвереньки, обхаживал ее сзади. Похоже, что они тоже уже заканчивали. Но их конец был неожиданным для Паши. Дима вытащил член из Юли и собрался перевернуть ее на спину, но она что-то ему прошептала и он встал, продолжая водить по члену вверх-вниз. Юля встала перед ним на коленки и стала энергично его сосать, помогая себе рукой. Долго ждать не пришлось и Паша с Олесей отчетливо увидели, как здоровый Димин член точками выбрасывает сперму прямо в рот Юле, на ее губы, нос и подбородок, а затем она дососала остатки.

- Ух ты, ничего себе… - пробормотал Паша. Он такого живьем никогда не видел – да, собственно половой акт со стороны тоже. Он понял, что порнофильмы никогда не сравняться с живым, так сказать, «исполнением», и возбудило его это ничуть не меньше.

- Вот это вы даете, - сказал Паша, вставая и помогая подняться Олесе. – Без стеснения, прямо вот так…

- Да я и сама не ожидала что-то от себя… - призналась Юля. Она уже успела стереть остатки спермы со своего лица и облизнула свои пальцы. Выглядела она, конечно, теперь, настоящей и самой распутной блядью, но ей (и остальным тоже) было на это абсолютно наплевать. Ведь об этом знали только они четверо, и связывали их теперь несравнимо более близкие отношения и чувства.

Они выпили немного пива («Еще раз за знакомство!») и прямо так же, нагишом, спустились к речке искупаться. В воде они приникли друг к другу парами, Олеся обвила руками Пашину шею и сомкнула свои ступни на его поясе. Свом опять вставшим членом он почувствовал ее аккуратную киску и стал прижимать ее к себе. Он вышел на берег вместе с ней на руках и здесь же, прямо на маленьком пляже, они снова занялись любовью. Их совершенно не смущало то, что их могут увидеть с другого берега реки, наоборот, добавляло какой-то остроты ощущений. Дима с Юлей поднялись наверх и тоже, скорее всего, сложа руки не сидели.

Олеся была очень нежной и опытной любовницей. Прохладные груди так и манили потрогать, влагалище ритмично сжималось вокруг его члена, добавляя ощущений. Ее пальцы скользили по его спине и ягодицам, иногда сжимая и царапая их. Вскоре, почувствовав приближение оргазма, Паша вышел из нее и, по ее просьбе, передвинулся выше. Олеся стала облизывать своим язычком его яйца, поочередно забирая их целиком в рот, и он кончил через ее голову в траву.

-Ты просто бесподобна – проговорил Паша ей, когда они лежали рядом и отдыхали.

-Мне тоже понравилось – отозвалась она. Потом, после недолгой паузы, она спросила: - У тебя это был первый раз?

Врать не хотелось, и он честно признался – Да.

Она повернулась к нему и положила голову ему на грудь.

- Хорошо, что ты правду сказал. Иногда честным быть полезней. А то был у меня один, ничего не умел, даже вставить сам не смог, а потом мне всячески намекал, что у него целый стадион до меня был.

- И что?

- Да ничего. Первый раз с ним единственным и был. Врун и пиздун. Такие мужики никому не нужны.

- Ты так говоришь… Прямо как зрелая женщина. – Паша погладил ее по плечу.

- Просто таких очень много. А тех, кто говорит правду, даже если им хуже может стать от этого, очень мало. – Олеся приподнялась на локте. – Я тебе нравлюсь?

- Да. Ты мне сразу понравилась, еще на берегу.

- И ты мне тоже. Интеллигентный такой. – Она дотронулась пальцами до его виска, хотя очков не было – они лежали где-то наверху, у стола, где Дима обхаживал Юлю. Паша потер переносицу.

- А как ты догадалась?

- Мужчину-девственника всегда отличить можно. Он как-то не так все делает, ненастойчиво, что ли, ждет чего-то. Я просто почувствовала, что тебе хочется меня. Понимаешь?

- Кажется, да. – Хотя Паше это было не очень понятно. Мысли его все еще носились нестройным кругом: день, начинавшийся как обычно, принес ему невероятное событие, которое он запомнит на всю свою жизнь. Он часто думал, как ЭТО произойдет с ним, мечтал, представлял все в самых романтических красках, но все произошло совсем не так, а намного ярче и неожиданнее. То, что Олеся, догадавшись о его девственности, не стала над ним насмехаться, добавило ему уверенности в себе (он внутренне этого немного боялся), и он смог преодолеть свою какую-то робость и нерешительность, какую он часто чувствовал, когда предстояло общаться с незнакомыми девушками.

- Будем собираться? – спросил он. Олеся, положив голову ему на грудь, смотрела на его член и медленно проводила пальцами по его бедрам.

- Да. Пить хочется. – Она повернула голову к нему, поцеловала его в губы и они встали. Паша не удержался и тут же обнял ее и прижал к себе, ощутив упругость груди и прохладу ее бедер. Затем они стали подниматься наверх.

Дима и Юля тоже закончили свои интимные дела и сидели за столом, допивая пиво. Паша с Олесей подошли к ним. Они все еще были безо всякой одежды, и Паша спросил:

- Ничего, что мы так?

- Скажешь тоже, - отозвался Дима. – Только что друг при друге кувыркались, чего же теперь стесняться-то?

- Теперь как одна семья прямо, - отозвалась Юля, глядя на Пашин свободно висящий член.- так и будем ходить.

Паша даже ощутил некоторую гордость от ощущения, что его так бесцеремонно, как самца, рассматривают. Теперь он уже совершенно не стеснялся своего худощавого, как он считал, тела.

Они допили пиво и стали собираться в обратный путь. Одевать плавки и купальники действительно как-то не хотелось, все чувствовали необычайную раскрепощенность и открытость друг перед другом, тем более что девушки попались действительно без комплексов. Паша с удовольствием смотрел на аппетитные Юлины грудки и гладко выбритый лобок, Диме же, в свою очередь тоже доставляло явное удовольствие замечать олесину аккуратно подстриженную писю, да и она сама часто украдкой и даже в открытую смотрела на его немалых размеров член.

Потом они спустились к лодке, все-таки одевшись (в первую очередь, чтобы не смущать случайных встречных или пеших по берегу), и отчалили. Против течения грести было, конечно, трудно, но вполне по силам. Грести было километра полтора, не больше, поэтому, два раз сменив друг друга, ребята поднялись до места стоянки девушек. Было уже ближе к вечеру, солнце заходило за стоящие близко к берегу деревья и они стали собираться домой. Вещи были уложены в лодку и они поплыли еще выше, к мосту, чтобы высадить девушек там (оттуда до дома было уже недалеко). Дима сидел на веслах, а Паша с Олесей на полубаке и обнимались.



 +13