Аттестация


Волнуясь словно на первом свидании, Василий (одетый лишь в синюю футболку, голубые джинсы, да светлые кроссовки), наконец вошел в кабинет своей новой начальницы – овеянная косо-льющимся с окон весенним золотом солнца, зрелая блонда уже царственно восседала за своим рабочим столом светлого офиса в большом темном кресле. Восседала, что-то быстро заполняя ручкой в своем деловом журнале.

- Здравствуйте, Юлия Владимировна! – не без волнения, тут же поприветствовал её он. – Вы вызывали меня?!

- Здравствуйте, Гнатюк! – нежно-глубоким голоском в ответ поздоровалась она, на миг подняв на него темные воды очаровательных глаз. – Присаживайтесь, я сейчас только заполню некие отчеты и, затем уже займусь вами…

Молча кивнув, он сразу сел напротив в такое же темное кресло да… невольно уставился на неё!

Будучи женщиной «слегка» за пятьдесят лет, Юлия Владимировна выглядела на много моложе своих лет и была гораздо красивее многих иных чопорных деловых женщин! Блистая величественной красотой зрелой древнеримской патриции, она обладала золотистым венцом «бубличной» косы, «оленьими» темно-карими «лупами» (подчеркнутыми густой черной тушью пышных ресниц!), изящным, слегка закругленным носиком и тонким цветком губ, накрашенным сочным «нектаром» ярко-розовой помады! И, словно лишь выделяя сие аристократическое очарование, она была облачена в стильно-светлый костюм (с вышитым темными нитками большим силуэтом розы!), кроткую темную юбку, да кожаные черно-блестящие высоко-каблучные ботфорты!

«Ммм, какая лакомка! – только и подумал Василий, остановив свой взгляд на сексуальных ногах «патриции» в сей соблазнительной обуви. – Ммм, просто богиня Юнона в кожаных ботфортах!»

Не ожидав, что, его новая начальница будет столь вызывающие сексуальной, он, невольно ощутив в своих чреслах прыснувшую волну томного возбуждения, в тот час покраснел, да смущенно отвел взор в сторонку.

«Ну же, соберись! – мысленно попытался подстегнуть он себя. – Как ты можешь возбуждаться на женщину, которая, буквально годится тебе в матери?! Она же старше тебя почти вдвое десятков лет! Очнись, Вася! Очнись!»

Но, как ни укорял он себя, его член, будто пробудившись от «зимней» спячки, быстро наполнился кровью, и… тут же ракетой взметнулся ввысь! Взметнулся, враз вспучив меж его джинсов добротный холм непроизвольно вспыхнувшего либидо!

- Итак, Гнатюк, я вас вызвала для… - завершив дела, наконец, обратилась к нему Юлия Владимировна, да в ту же секунду невольно осеклась, не без удивления обнаружив этот вытаращенный на неё «холм».

- Простите, Юля Владимировна… - совсем полыхнул «краской» Василий, вместе со «стояком» мысленно проваливаясь под землю. – Я не нарочно… Скорее это весна… Весна на меня так влияет…

- Всё нормально, Гнатюк… - вмиг улыбнулась зрелая блонда, лукаво стрельнув по нему пышно-ресничным взглядом. – Я прекрасно осведомлена о том, что невольно вызываю у мужчин желание… Кстати, в каком-то смысле я вас для этого к себе и вызвала? Хоть, вы немного полноваты и с пузиком, думаю, вы мне подойдете…

- Не понял?! – в тот час изумленно уставился на неё уже он. – Что вы имеете в виду?!

- Понимаете, Гнатюк… - начала она, лишь ярче блеснув «голливудской улыбкой». – В свою компанию я набираю только тех сотрудников, которые не только хороши в работе, но, и готовы быть преданными мне как своей начальнице… И, дабы проверить их преданность себе, я провожу своеобразную секс-аттестацию, по итогам которой и отбираю работников для своей фирмы…

- Хммм… и в чем состоит суть этой аттестации?

- В том, что, мой потенциальный сотрудник должен иметь как минимум высокий уровень тестостерона. Как максимум – удовлетворить меня незабываемым сексом.

- Юлия Владимировна, вы, конечно необычайно красивая женщина и, безусловно, мне очень нравитесь, но, простите, я не могу сейчас вот так взять, да начать с вами эту секс… аттестацию…

- А что так, Гнатюк? Вас что-то смущает во мне?

- Вы… вы же годитесь мне в матери!

- Ох-ох, Гнатюк, оставьте это! Представьте что, я, так называемая леди-милф и, вперед «на бастионы»! Да, действительно, давайте уже немедленно приступим к секс-аттестации! Даю вам целый час на то, чтобы попытаться ублажить меня! То есть, можете делать со мною всё что хотите – я разрешаю!

И, с сими словами, поднявшись из-за стола, она, грациозно поцокав высокими каблуками ботфорт в середину светлого кабинета, тут же опустилась пред ним на колени, став… манить его к себе завораживающим взглядом дивных «оленьих» глаз!

«Ну, что-ж, Юлия Владимировна! – в тот час «вспыхнул» Василий, мгновенно срываясь к ней со своего кресла. – Раз вы сами напрашиваетесь на секс то, вы его получите! Сполна получите!»

Едва приблизившись к зрелой блонде в ботфортах, он коснулся ладонью её розоватой щеки и плавно соединился с ней в поцелуе – в поцелуе, в коем сразу же сладко схлестнулся с её языком в невероятно своеобразном «сношении»!

- Ммхх… - глухо вздохнул он, самозабвенно вальсируя своим органом вкуса.

- Уммх… - бархатисто вздохнула начальница, приятно ошарашенная таким вероломным лобзанием.

Он же, не сбавляя своего напора, так утопил её в своих объятиях, что она, только лишь бессильно заелозила руками по его могучей спине.

- Какая же вы вкусная, Юлия Владимировна… - на миг, оторвавшись от её тонких уст, горячо зашептал Василий, прям сходу расстегивая пуговицы её делового костюма. – Вы очень вкусная женщина…

- Василёк… - начала было обескураженная зрелая блонда но, он, мягко сжав её прекрасный овал лица в тисках ладоней, снова впился в её уста с языковым проникновением.

- Уммхх… - вновь опешила она, взволновано подчиняясь его пухлым устам.

- Мммхх… - ещё протяжней промычал он, жадно впитывая в себя все её обильные слюнки.

Не отрываясь от её трепещущих губ, он одною рукой соскользнув вниз, наконец, скинул с неё костюм и, найдя первый попавшийся холм женской титьки, в тот час грубо сжал его своими толстыми пальцами.

- Уммх-ах! – тут же вскрикнула Юлия Владимировна, невольно срывая нектар поцелуя.

Лишь улыбнувшись реакции белокурой «патриции» (крупная грудь которой мгновенно оголились своими великолепными «зефирами»!), Василий, мощным толчком пуза неожиданно опрокинул её под себя и… впился губами уже в её шелковистую шею!

- А-ах, Василёк… - блаженно закатив чарующие глаза, только и ахнула Юлия Владимировна, сполна отдаваясь этой непрекращающейся россыпи поцелуев.

- Мммххх… - тяжко взмычал он, лишь жарче слюнявя её уже не в шутку затрепетавшее тело.

Чувствуя сию томную дрожь распластанной начальницы, он поддался чуть ниже и, вновь «поймав» её левую сисю… снова сдавил пальцами её невероятно упругую мякоть! Сдавил, тут же принявшись быстро вылизывать её вкусно топорщащийся ореол большого светло-коричневого сосочка!

- А-аах! – в ту же секунду, непроизвольно вспыхнула стоном она, затрепетав новой рябью волнения.

Сам уже дико вспучив парусом труселя, он, с мычаньем слюнявя сочный сосок, вскоре вовсе накрыл его ртом, да принялся жадно всасывать его всей ротовой полостью, кусая-растягивая… неровной мелочью «желтушных» зубок!

- Ай-аххх! – в тот час пронзительно вскрикнула зрелая блонда, снова распахнув свои темно-карие «лупы».

Отдавая на сладкое растерзание резко встопырившуюся вишню соска, она, пребывая на гребне высокого возбуждения, стала невольно извиваться под ним, вновь заелозив руками по его шири спины. Он же, глухо урча от хлещущего удовольствия, налакомившись левой сисей, принялся обсасывать иную и… вскоре, совсем потонул лицом в бархатистой ложбине пышного вымени, начав приятно щекотать её слюнявой горячностью неутомимого органа вкуса!

- Уммм-ах-хихиии… - не выдержав такой изощренной ласки, вместе с всплеском мурашек восторга потянула Юлия Владимировна, неожиданно сорвавшись в тонкий смешок.

- Ммм, Юлька… - лишь фамильярно причмокнул Василий, словно кот облизывая её молочно-белые титьки. – Ммм-ххх…




Наконец, вдоволь налакомившись грудью начальницы (соски коей встопырились по «самое некуда»!), он, приподнялся над нею и, мгновенно избавившись от голубых джинсов, обнажил перед ней влажно-стоячий орган своей пылающей страсти – небольшой, кривоватый, но весьма толщенный половой орган!

И… она, томно выстрелив по нему взглядом, в то же мгновенье поглотила его тонкостью рта, став тут же безумно сосать словно сладостную конфетку, уже вовсю сочащуюся пряным мужским вожделением!

- О, да, Юлька, дааа… - тяжело заохал Василий, емко почувствовав, как его натянутый член просто потонул в горячем оазисе её невероятно глубокой глотки. – Соси мне его… О, дааа, сосиии…

В ответ, невероятно растянув свой ротик, Юлия Владимировна, упершись ладонями в его волосатые бедра, проглотила «его» прямо до русоволосого паха, на мгновенье замерла в таком положении и, с грудным стоном отпряла назад, принявшись… остервенело полировать венозный ствол губами!

- Мммм, Юлька, дааа… - вновь простонал он, лишь щедрее «поллюционируя» в её райскую полость росинками кисло-сладенького нектара.

В свою очередь, зрелая блонда, сладко почмокивая-вздыхая (да пикантно поигрывая утонченными пальцами мешочком его невеликой мошонки!), всё смаковала и смаковала толстенький член, всей своей страстью обсасывая его опухшую «каску» головки будто диковинку!

«Мммм, боже! - совсем внутренне взблеял Василий, с выступившими гроздями пота стремглав распаляясь уже до безумия. – Как же она сосёт! Как сосёт!»

Невероятно напрягшись от переполняющего огня возбуждения, он, зажмурив глаза, схватил руками белокурую голову женщины и… уже сам ритмично затрахал её сладостный рот, емко забившись яичками об плавность её подбородка!

- Умммх! – в тот час тяжко взмычала где-то под пузом Юлия Владимировна.

Но, он, не давая ей отдышаться, сжав её косу-бублик, продолжил буравить её, чуть ли не входя текущей головкой ей по самые гланды! Однако, засим, резко почувствовав стремительное вскипание, вдруг… отступил назад, неожиданно даровав зрелой блонде свободу!

- Умма-ах-хаххх! – тут же протяжно ахнула начальница, с безумно вытаращенными глазами судорожно глотая уже приятную свежесть заветного воздуха.

- Умница, Юлька! – улыбнулся разгоряченный Василий, став благодарно гладить её искусно сплетенное в косу злато волос. – Ты, оказывается, чертовская «соска»!

Она же (вся покрасневшая и потная!), лишь сверкнув огнем страсти в темных глазах, хотела было вновь потянуться к влажно-стоячему члену, но, он, резко склонившись к ней, вероломно накрыл её мокрые уста новым французским поцелуем, мгновенно почувствовав в них… сладостный привкус собственных «поллюций»! Накрыл, пре сем, вновь отдавая свои «горящие» гениталии в её умелые женские руки…

(Через некоторое время спустя…)

Быстро наполнив всё пространство светлого офиса ароматом обоюдного пота под рулады пошло-чмокающих звуков похоти, Василий, расположившись с Юлией Владимировной прямо на коричневом паркете пола в позе «ложек», вовсю буравил её взбудораженным членом прямо в тугое отверстие ануса!

- Ах, да-да, милый, имей меня… - только и вздыхала зрелая блонда, ничуть не смущаясь сего нетривиального хода. – Имей меня, о да…

- Ммм, Юлька… - возбужденно шептал он, звонко хлопая потной мошонкой по её широкому заду. – Ммм, моя сладкая…

Будучи уже полностью обнаженным, он, обхватив талию начальницы (в свою очередь оставшейся лишь в кожаных ботфортах!), сильней увеличил своё бурение, тут же принявшись ласкать пальцами… уже хорошо вздутую «ягоду» её клитора!

- Ооо-ах-хихи-ах! – срываясь на очередные смешки, в тот час ярко простонала Юлия Владимировна, всё извиваясь на его горячо-пульсирующем «вертеле».

- Ммм-да, Юлька, дааа… - в свой ответ промычал Василий, грубо всаживаясь в её прямую кишку чуть ли не с яйцами.

Волшебно блистая в льющихся гроздях пота, он, видя перед собою лишь её не менее омыленную спину, да яркие всполохи её златой косы, в порыве переполняющих чувств сжал шелковистую роскошь женского бедра и… ещё ритмичней забил по её анусу распаренным половым «колом»! Забил, с неким задором делая ловкие подкрученные заходы!

- Мммм… - засим уже чуть ли не плача от брызжущих искр удовольствия, лишь сдавленно заскрежетал он.

- Умммх-ах, да, милый, ооо-ах… - вновь откликнулась глубокими вздохами белокурая «патриция» и, больше не сдерживая своих клокочущих чувств, в то же мгновенье выпалила в сердцах. – Умммх, прошу, излейся-ж в меня… О-ах, прошу, излейся… о-ааххх…

Не менее ярко вспыхивая бликами влаги (да сверкающим переливом высоко-каблучных ботфорт!), она, явно желая бурной развязки, раздалась… пронзительным вскриком!

- Мммм, Юлька… - сызнова глухо ухнул Василий, ещё импульсивней забив яичками по её пышной попке. – Погодь, моя сладкая… мммм, погодь ещё чуточку… Я хочу кончить в тебя как в наездницу…

И, с сими словами, сделав ещё несколько резвых ударов разгоряченным «колом» в уже неплохо разработанное «дупло» её потной задницы, неожиданно… отпал от неё, завалившись рядом на спину! Отпал, в то же мгновенье, многозначительным взором повелев ей оседлать его уже по-французски!

- Уммм, шалун… - поняв его желание, в ту же секунду расплылась зрелая блонда «лошадиным оскалом».

Вся мокрая, с прелестно раскрасневшимся ликом (по щекам коего темными ручейками поплыла вся тушь!) она, покачиваясь от сладкого опьянения, поднялась на колени и, вскоре уселась на него наездницей, ловко вставив его верно стоячий член меж… влажных половых губ начисто бритой «киски»!

- Так, милый? – с нисходящей улыбкой окинула она его взглядом похотливой оленьихи, вмиг поглотив «его» горячей вагиной. – Так?

- О, да, Юлька, да… - сдавленно откликнулся он, плавно принимая её влажное естество по самые яички. – О, моя богиня…

И, с сим, воспылав новым импульсом страсти, сжал руками её маняще свесившиеся титьки, да тут же… вновь принялся грубо терзать их, смачно сося-покусывая возбужденно припухшие вишни сосков!

- Ай! – звонко вскричала Юлия Владимировна и, снова отдав ему свою грудь, вольно заскакала на его буйно сочащемся члене.

Заскакала, уже через минуту вдруг резко взвинтив собственный темп!

Василий же, не выдержав такого, невольно выпустил её сосок изо-рта, но, уже через мгновенье, словно пёс, жадно высунув слюнявый язык, стал встречать им красиво прыгающее на него белоснежное вымя!

- Ум-уммх-уммм! – занялась в стонах дико запрыгавшая начальница, исступленно задрав к потолку свою белобрысую голову.

- Мм-ммм-мммм… - почти в такт ей промычал он, пронзительно чувствуя стоячим «колом» горячее объятия её эластичного лона.

«Мммм, как же здорово! – вдруг, сквозь льющие слезы счастья где-то вспыхнуло в нем, горячо слипшись с нею в безудержной вакханалии плоти. – Боже, как здорово!»

Неожиданно, прямо на кураже, вновь невольно представив то, что на нем не начальница, а какая-то обворожительная древнеримская аристократка, он, возбужденно сжав её подпрыгивающие ягодицы, уже сам зверски за-таранил её райское естество и, вмиг достигнув неимоверной кондиции… судорожно застрелял густыми струями спермы! Застрелял, бурно расстреливая ею всё её «патрицианское» лоно!

- Мммм, даааа! – истошно вскричал он, мощно исторгая в неё белесы потоки.

- Уммм-ааахх! – в тот час пронзительно затрепетала она, красиво забившись в сладких конвульсиях ослепительного экстаза.

И, с сим высшим криком женского сладострастия, бессильно обрушилась на него, окончательно растворяясь в невероятном блаженстве паточной неги!

- Ах-хах, вот это секс! – восторженно ахнула словно пропаренная Юлия Владимировна, едва уняв безумно занявшееся дыхание. – Давно же я не испытывала такого потрясающего оргазма! Дякую, Гнатюк! Ты гарный хлопец!

- Не за что, Юлька… - самодовольно улыбнулся Василий, ещё чувствуя в себе учащенную ритмику сердца. – Это значит, что я прошел твою секс-аттестацию?

- Да, прошел… - в ответ улыбнулась зрелая блонда. – Считай, что ты принят в мою компанию…

- Ну, спасибо… - лишь сильнее расплылся он в довольной улыбке. – Большое спасибо, Юль…

И, мягко заключив потрясающе взмыленную начальницу в свои объятия, страстно соединился с ней в долгом благодарственном поцелуе…



 0