» » Секс с сестренками

Секс с сестренками


Я обожаю свою жену. Я влюбился в это милое создание с первого взгляда и на всю жизнь. Но иногда она меня пугает своими сексуальными фантазиями. Конечно, и меня нельзя назвать скромным и скованным человеком. Как и она, я люблю эксперименты, ролевые игры, новые обстановки, неожиданный экспромт. Скучно нам не бывает. Но в один из вечеров я понял, что пора провести некую грань дозволенного. Я гладил упругий животик жены, отходившей от очередного акта любви, и открыто любовался ее телом. Ее дыхание еще было сбито недавними скачками и грудь, покрытая мелкими капельками пота, часто вздымалась в такт дыханию.

— Дима, можно задать тебе вопрос? — вдруг спросила она, взглянув на меня из-под пышных ресниц.

— Конечно, милая...

— Ты бы хотел попробовать секс втроем?

— Что именно ты имеешь ввиду? — спросил я, нахмурившись.

— Ну, допустим ты, я, и еще одна девушка?

— Какая еще девушка? — я конечно уже понял суть ее вопроса, но продолжал задавать глупые вопросы, чтобы было время подумать.

— Да любая девушка! — занервничала жена. Видно было, что она давно хотела задать мне этот вопрос и теперь очень волновалась, — Ну то есть не совсем любая, конечно. Симпатичная, молодая, желательно опытная в таких вопросах.

— И где ты такую найдешь? — продолжал я отвечать вопросами на вопрос.

— Это уже отдельная тема. Так ты согласен?

— Нет.

Лицо Лены погрустнело.

— Почему? Я думала ты любишь открывать новые горизонты.

— Люблю. Но всему есть предел.

— Мы можем только попробовать. Не понравится, не будем больше пытаться.

— Нет, Ленчик. Не надо даже пробовать. Все гадости с этого и начинаются. Сначала секс втроем с девушкой, потом тебе двух мужиков захочется, потом вообще оргию какую-нибудь. И пошло, поехало...

— Как хочешь... — Лена прикрыла глаза и больше не касалась этого вопроса.

Тем не менее, изредка у нее появлялись какие-нибудь новые причуды. Один раз она завела разговор о том, что хотела бы попробовать секс с девушкой, в другой рассказала, что, когда ночевала у своей подруги в однокомнатной квартире, то среди ночи проснулась и увидела, как та с мужем занимаются сексом.

— Фонарь светил ярко, и я все хорошо видела. Танька стояла раком, облокотившись на стол, а Лёня трахал ее сзади. Я притворилась спящей и наблюдала за ними сквозь веки. Мне казалось, что Танька это придумала специально. Любит она пощекотать нервы. А я так завелась, что до утра потом не могла уснуть.

Она рассказывала мне все в подробностях и возбуждалась у меня на глазах.

— Ты меня сейчас убьешь, но я тогда с трудом сдержалась, чтобы не присоединиться к ним, — опустила она глаза.

— Лен, ты нормальная? — меня почему-то очень разозлила ее откровенность, — Учти, если подобное случиться, я с тобой разведусь.

С тех пор она больше не заводила со мной подобных разговоров. Время шло. О сексе думать приходилось все реже. Работы с каждым годом становилось все больше. Кроме того, у нас появились двое прекрасных детей, которые отнимали все свободное время. Теперь, если удавалось уединиться хотя бы пару раз в неделю на пол часика, мы уже были рады. Иногда нас выручала Алла — сестра моей жены. Она забирала малышей на выходные под свою опеку, и мы с супругой могли наслаждаться свободой. Я заметил, что с появлением у нас второго ребенка, Алла стала гостить у нас практически каждую неделю. С этого периода и пошел обратный отсчет той самой ситуации, которую я хотел вам поведать.

Немного расскажу про Аллу. Она была старше Лены всего на пятнадцать минут. Но, несмотря на то, что они были очень похожи внешне, характер у них сильно отличался. Единственное, что их объединяло было то неизлечимое «шило в заднице», которое всегда наполняло меня чувством тревоги, если вдруг приходилось отпускать их куда-нибудь вдвоем. Но если у Ленки всегда преобладал рассудок над эмоциями, то Аллу порой было не остановить. То она укатила автостопом в Крым, без каких-либо средств связи, и мы месяц искали ее с милицией. То прибавила седины, демонстрируя видео, как она дефилирует по железной трубе на высоте двадцатиэтажного дома. Причуды у нее были во всем. Может быть, поэтому в свои тридцать лет она еще была не замужем. Алла работала фотографом в одном журнале, недалеко от моей работы, и я часто подвозил ее домой. Как-то раз я шутя спросил ее, когда она уже выйдет замуж.

— А мне и одной хорошо, — весело ответила Аллка, — хочу халву ем, хочу пряники...

Я только улыбнулся, гладя на дорогу.

— Вообще, конечно, пора уже. Хочется иметь и любящего мужчину и детей, — вдруг серьезным голосом сказала Алла, — но что поделаешь. Так случилась, что тебя встретила Ленка, а не я.

Я с усмешкой глянул на нее. Но не увидел в ее взгляде ни капли иронии.

Вскоре, к нашей общей радости у Аллы появился молодой человек. Заговорили уже даже о свадьбе. Только для нас с Леной эта медаль вдруг обернулась другой стороной. Алла перестала у нас бывать, уделяя все свободное время своему благоверному. Отвлекать внимание детей было некому. Иногда удавалось спровадить их к родителям, но они уже люди пожилые и вынести наших гиперактивных пацанов долго не могли. Был как раз такой период, что секса у нас не было уже почти месяц. То критические дни, то работа, сваливающая с ног к вечеру, то дети. Но в один из вечеров, жена меня обрадовала.

— На выходные приедет Аллка!

— Ура! — обрадовался я, — значит сможем оторваться? Она одна, или со своим благоверным?

— Она мне сказала, что уже две недели как с ним рассталась.

— Вот так номер, — я развел руками, — ведь к свадьбе дело шло... Что случилось?

— Говорит, что не любит его.

Я искренне расстроился. Очень хотелось, чтобы у Аллы наконец-то наладится личная жизнь.

— Дим, давай поговорим — лицо Лены было очень серьезным, и я понял, что случилось нечто важное.

— Я слушаю.

— Только слушай, пожалуйста, внимательно и не истери. Сейчас не нужно давать волю эмоциям.

— Говори... — я сел за стол напротив Лены.

— Мне кажется у моей сестры серьезные проблемы. Она долго не признавалась мне в чем дело, но сегодня я выпытала у нее по телефону. Дело в том, что она вбила себе в голову некий образ... ну нечто вроде идеала, понимаешь?

Я отрицательно покачал головой.

— Ты же знаешь, как она увлекается разными любовными романами и прочей беллетристикой. И вот родился у нее образ идеального мужчины. Так сказать, героя-любовника из сказки. И никто другой ей не нужен.

— Ну, то, что Алла живет в сказочном мире, давно известно, — ответил я, — но она не настолько наивна, чтобы ждать принца на белом коне.

— Не принца! Она любит тебя. Из-за этого у нее ничего и не получается с другими парнями. Не может она через это переступить.

— Лен, ты что? С чего ты взяла?

— Она сама мне призналась сегодня. Я и раньше подозревала, но теперь узнала точно. Знаешь, мы же сестры. Мы очень хорошо чувствуем друг друга. И вполне возможно, что и любим одинаково. Я вдруг представила, что если все было бы наоборот. Что если бы ты был женат на ней, а я бы наблюдала вашу жизнь со стороны, изредка наведываясь в гости. Видела бы как ты ходишь в одних плавках по квартире, красуясь спортивным торсом...

— Да у меня и в мыслях не было...

— Подожди! — резко оборвала Лена, — я бы представляла, как ты спишь с ней, пока я играю с детьми. Знаешь, Дим, у нее еще крепкие нервы. Я бы уже точно сошла с ума.

Она замолчала. Молчал и я, не зная, что тут можно было сказать.

— Откуда же я знал, — выдавил я наконец, — я не буду больше ходить в трусах при ней, да и вообще, давай тогда пока не приглашать ее к нам, чтобы не сыпать соль на рану.

— Напротив, — вдруг возразила Лена, — мы ее пригласим. Но ты действительно не ходи при ней в трусах. Будешь ходить без них...

Я вопросительно уставился на Лену исподлобья.

— В смысле?

— Ну, дай бедной девочке хоть немного побыть ...
счастливой, — умоляюще попросила Лена, — я очень ее люблю и вижу как она страдает. Ей нужен ты. Пусть на время... пусть всего на одну ночь, но... это надо сделать, понимаешь?

— Нет, не понимаю. Лена ты опять начинаешь нести какую-то ерунду. У нас хорошая семья, а ты собираешься превратить ее в какой-то гарем? Я уверен, что Алла никогда бы такого не сказала. Это все твои бредни. Сначала ты просишь переспать с твоей сестрой, потом скажешь, что хочешь сама за этим наблюдать... — я замолчал, вопросительно глядя на жену.

— Ну... да... — насупилась она.

— Вот видишь. Прошу тебя, усмири свою похоть. Ты понимаешь, что этим можешь все разрушить?

— Это ты можешь все разрушить... — глаза Лены наполнились слезами и она отвернулась.

— Котенок, ну успокойся, — погладил я ее по голове, — давай отдадим детей на выходные Алле... нет, лучше мои родителям, а сами займемся развратом? Я тебе такое устрою, что ты забудешь обо всем на свете.

— Скажи, я сексуальная? — подавленным голосом спросила меня Лена.

— Ты верх сексуальности! — искренне признался я.

— Тогда я просто не понимаю. Мы же близнецы. К тому же Алла еще не рожала, и фигура у нее значительно лучше. Почему ты ее не хочешь?

— Да причем тут это?! — взбесился я, — Я же не говорю, что не хочу ее. Я совсем о другом тебе толкую.

Лена подняла на меня пристальный взгляд.

— Значит все-таки хочешь?

Я молча стукнул ладонью по столу и ушел из комнаты. Мы не разговаривали до самой ночи. Улегшись в постель, я потушил свет, но сон никак не приходил. В голове все крутились мысли. Не может быть, чтобы Алла сказала такое моей жене. Она, в отличии от супруги всегда была очень скромная в сексуальном отношении, никогда не поддерживая беседы на эти темы. Я даже как-то в шутку спросил у жены не девственница ли ее сестра до сих пор. Но Ленка сказала, что сама не знает, так как Алла на эти темы не общается ни с кем. Нет. Алла тут не причем. Это какие-то очередные происки Лены.

Дверь в спальную раскрылась.

— Не спишь? — тихо произнесла Лена.

— Неа

— О чем думаешь?

— Ни о чем...

— Димочка, прости меня. Я просто очень переживаю за сестру. Она несчастна.

Лена разделась и легла рядом. Я приподнялся на подушке.

— У нее все будет хорошо. Подумаешь, рассталась с парнем. Нового найдет. Она же еще молодая.

— Но любит то она все равно тебя.

— Значит разлюбит! — опять разозлился я, — хватит Лен!

За окном отключили фонарь и комната утонула во мраке.

— Ты бы меня смог разлюбить?... — не ожидая ответа Лена повернулась ко мне спиной и замолчала.

Умеет она спросить такое, что потом до утра нельзя уснуть.

На следующий день я сам позвонил Алле.

— Привет! — радостно откликнулась она в трубке.

— Привет, Алл! Как дела?

— Идут! — она засмеялась, — халву ем! Тебе Лена говорила, что я к вам приеду на выходные?

— Говорила, только давай в воскресенье.

— А я думала с ночевкой... — грустно ответила Алла, — с малятами поиграла бы.

— Да мы их к родителям отвезем.

— А-а-а, ну тогда понятно. В таком случае я лучше через недельку заеду. Я же не ради вас приезжаю, а ради племяшек.

— Совсем нас не любишь, — наигранно обиделся я.

— Да зачем мне вы нужны? Не льстите себе, — смеялась Алла.

Она вела себя как обычно. Бесшабашная радость. Ни грусти, ни какого-то смущения в ее голосе не было. Я сделал вывод, что Ленка опять все выдумала. Но про недавнюю разлуку с парнем я спрашивать не стал.

Утром в субботу я отвез детишек к родителям. Передав с рук на руки галдящих отпрысков, я заехал в магазин и купил любимого Ленкиного шампанского и бутылочку коньяка. Гулять, так гулять. Лена уговорила меня проехать по магазинам. Несмотря на дикую жару, отвязаться от ее идеи у меня не получилось. Я тихо балдел под кондиционером с газетой в руках, пока драгоценная супруга примеряла босоножки и нижнее белье.

— Смотри, что я нашла! — спустя час она радостно подбежала ко мне, махая перед носом кружевным комплектом нижнего белья.

— У тебя этого добра уже пол комода, — проворчал я.

— Такого еще не нет. Вот видишь! — она расправила передо мной маленькие трусики. Они были из полупрозрачного черного кружева, переплетенного мелкими белыми нитями. В самом интимном месте был большой вырез, окантованный тоже белой полосой. Лифчик был похожим. Закрывающим грудь, но с большими дырами для сосков, с белой окаёмкой.

— Эти белые ленточки светятся в темноте, — шепнула мне Лена, — так что теперь ты не промахнешься даже в полном мраке. Давай сегодня испытаем?

— Ого. Давай! — обрадовался я, — должно быть необычно.

До дома мы добрались практические мокрые от жары. Ленка сразу скинула с себя одежду и рванула в душ.

— Составить компанию? — спросил я, игриво хватая ее за обнаженную попку.

— Потерпи до вечера, милый.

— Я уже месяц терплю. Вечером само собой. Давай сейчас хоть разик?

— О, наш дружок уже изнывает без ласки? — она засунула руку мне в трусы, обнимая горячий член.

— Этот дружок, сейчас тебя затрахает до обморока, — прошептал я, — пошли быстрее в душ.

— Подожди, котик! Мне и правда дурно от этой жары. Давай подождем до вечера.

Лена нырнула в душевую и закрыла дверь. Ну что за женщины!

— Лен, ну ты же видишь до чего довела меня, — крикнул я в дверь, — хоть бы как-то помогла. Что мне теперь самому его успокаивать?

— Без меня не смей! — она включила воду, — пусть ждет до вечера!

Пить коньяк в такую жару не хотелось. Я достал из холодильника банку холодного пива и устроился на диване, прикрыв шторы. Ленка была категорически против установки кондиционера, считая, что он вреден детям, поэтому в квартире у нас летними днями довольно жарко. Допив банку пива, меня потянуло в сон. Я закрыл глаза, и проспал, к своему удивлению, часов пять. Когда проснулся, был уже вечер. Лена сидела на кресле в легком халатике и смотрела телевизор.

— Ну, ты горазд спать! — возмущенно сказала она, когда я сладко потянулся.

— Сколько времени? — спросил я, потирая глаза.

— Пол восьмого

— Ого!

— Ага! Я уже вся заждалась! Иди быстро в душ!

Я встал и быстро разделся.

— Ну-ка подойди сюда, — поманила пальчиком Лена, — дай мне поздороваться с моим дружком.

Я с улыбкой приблизился к супруге.

— Бедный мой, — жалостливо произнесла она, обхватывая ручкой член, — никто тебя не любит, никто не приголубит. Соскучился по мне? Мой жеребчик! Уже рвешься в бой... Дай я тебя поцелую.

Лена чмокнула губами возбужденную головку.

— Ну все, беги, мойся и иди ко мне

Как пуля я влетел под прохладные струи душа, намылился гелем. Член стоял в боевой стойке. Поводив намыленной рукой по его стволу я с упоением представил, как сейчас задвину его во всю длину в горячую пещерку любимой жены. Эти мысли заставили меня ускориться. Даже не вытираясь полотенцем, я распахнул дверь ванной и радостно выскочил в коридор, раскинув руки в стороны и выставляя вперед возбужденный член.

— Где тут моя девочка? — провопил я и остолбенел.

— При... вет... — тихо произнесла Алла, круглыми глазами разглядывая меня. Она стояла в прихожей с пакетом в одной руке и снятой туфелькой в другой. Ленка стояла рядом, придерживая сестру за талию, пока та разувалась.

— Дима! — вскрикнула она, — я рада, что ты понял мое пожелание буквально, но дай хотя бы нашей гостье войти.

Едва не грохнувшись на скользком полу, я тут же запрыгнул назад в ванну и закрыл за собой дверь. Лицо горело огнем, а член тут же съежился до минимальных размеров, ощущая свою вину.

Если Ленка это подстроила, я ее порву! Дура! Испортила весь вечер. Я даже не знал как теперь показаться Алле на глаза.

В коридоре женщины о чем-то тихо спорили.

В дверь постучали.

— Дим, — услышал я голос жены, — выходи уже. А то Алла уезжать собралась....

Когда я вышел из ванны, обернувшись полотенцем, Алла с Леной сидели за столом и пили чай.

— Привет, — сказал я, глядя на девушек.

— Привет, — Алла повернулась ко мне, но тут же отвела глаза, — Извини, Дим, так неудобно получилось. Я хотела сюрприз сделать... не знала... я уже уезжаю, не буду вам мешать.

— Ты и не мешаешь. Это я дурак, — успокоил ее я.

— Да нет, это я во всем виновата, — вмешалась Лена, — должна была предупредить тебя, что Алла приехала.

— Ты с ночевкой? — спросил я Аллу, сразу не поняв, что мой вопрос может быть воспринят как указание на дверь.

— Нет, нет, — засуетилась Алла, — я сейчас дальше поеду. У меня дела еще. Я на минутку.

— Никуда ты не поедешь, — Ленка одарила меня злобным взглядом, — мы итак месяц не виделись. До завтра я тебя не отпущу. Дим, открой шампанское.

— О точно! Это я мигом, — пытаясь оправдаться, я бросился к холодильнику.

— Да нет, Лен... Дим, я же чувствую, что помешала.

— Да ничему ты не помешала, — хохотнула Ленка, — Я бы все равно ему не дала.

— Почему? — удивленно спросила Алла. Я повернулся. Это что-то новенькое. Она никогда не поддерживала такие разговоры, сразу сворачивая тему.

— Потому что еще рано. Нужно дождаться темноты. Ой, Аллка, я такое белье себе купила. Ты офигеешь!

— Покажешь?

— Конечно, я сейчас. Дима, разливай пока шампанское.

Ленка убежала в комнату, оставив нас с Аллой одних. Возникла неловкая пауза.

— Дим, скажи, я правда не мешаю, — спросила Алла после минуты молчания.

— Конечно, не мешаешь, что ты? — развел я руками, — Наоборот, веселее будет.

— Просто учитывая твое... состояние, когда ты выскочил из ванной... — улыбнулась Алла.

— Ну, бывает! Предлагаю забыть этот неловкий эпизод.

— Такое не забудешь... — Алла улыбнулась мне и подмигнула. Я вдруг заметил, что в ней появилась какая-то раскованность. Она мне сейчас очень напоминала Лену.

— Вуаля! — в проходе комнаты показалась жена. Из одежды на ней только были купленное сегодня нижнее белье и босоножки на высоком каблуке. Можно сказать, что она была голая, учитывая, что ее небольшая грудь наполовину выступала через проемы в лифчике, а дырочка на трусиках выпускала наружу бордовые половые губки, — Как вам?

— Супер! — округлила глаза Алла, — Тебе очень идет!

— Эти белые полоски светятся в темноте, точно указывая самолету место посадки — Лена провела пальчиками по окантовке трусиков.

— Да ты что?! Класс! А где покупала?

— А что?

— Я себе тоже такие хочу.

— О-о-о! А твой аэродром продолжает работать? — вскинула брови Лена, — И кто на него приземляется?

— Не твое дело... — кажется Алла обиделась.

— Я шучу, что ты? — потрепала ее за щеку сестра, — Я сама тебе подарю такой комплект. Дим, ну где шампанское?

— Я стоял с холодной бутылкой в руках, завороженно глядя на жену. Если бы Алла не приехала, я уже бы наверное кончал в эту любимую дырочку. С досады я сильно надавил на пробку, и она с хлопком улетела прямо в любимую Ленкину люстру, а шипящий напиток тут же залил все пространство кухни.

— Твою мать! — заорала Ленка, — Руки тебе оторвать надо!

— Блин, — тихо прошептал я. Основная масса шампанского попала на Аллу, сидевшую прямо напротив меня.

— Теперь я точно никуда не уйду, — сказала она, глядя на свой насквозь промокший сарафан.

— Извини, пожалуйста, Алл. Оно вроде холодное было.

— Оно то холодное, — распалялась жена, — просто руки корявые. Мало того, что люстру разбил, Алку облил, так еще и мое любимое шампанское испортил. Дай сюда.

Она выхватила у меня из рук на две трети пустую бутылку и приложила к губам.

— М-м-м, какая вкуснятина! — облизнулась она после нескольких глотков, — ну что сидишь, сестренка? Будем стиркой заниматься?

— Помоги ей, супермен, — допивая бутылку, сказала Лена, — я поищу одежду.

Алла встала и повернулась ко мне спиной.

— Развяжи, пожалуйста, — попросила она, пальчиками указывая на завязку на шее. Я распустил аккуратный бантик, и мокрая ткань сарафана стала сползать с Аллы, обнажая ее спину и округлую попку в стрингах.

— Блин, Дим, ты всю меня залил. Теперь пятна останутся. Новые вещи были, — неожиданно для меня обиженно затараторила Алла.

— Расстегни застежку!

— Какую застежку? — недоумевал я.

— На лифчике! Его в воде надо замочить, пока не поздно.

Мои руки почему-то стали мелко дрожать, когда я приблизился ими к блестящей маленькой защелке. Щелчок. И лифчик оказывается в руках у Аллы. Она повернулась ко мне, свободной рукой прикрывая свою грудь.

— Замочи, пожалуйста, где-нибудь.

Я взял протянутый мне влажный лифчик и медленно пошел в ванну. Достал с полки пластиковый таз и поставил его под кран.

— Это туда же! — мне в лицо прилетел мокрый сарафан. Я услышал, как по линолеуму прошлепали босые ножки Аллы, удаляясь в комнату. Залив водой вещи, я поправил возбужденный член, крепче обвязав его полотенцем.

Лена и Алла уже сидели в гостевой комнате, вальяжно закинув нога на ногу. Алла одела на себя Ленкин прозрачный халатик, сквозь который, впрочем, без труда просматривалась ее грудь. Ленка вообще сидела в своем открытом белье.

— Лен, ты бы переоделась... — сказал я, — еще не время.

— А теперь всегда будет не время, — крикнула она, — за мою люстру я тебе вообще год давать не буду!

— Ну, хватит беситься. Куплю тебе новую люстру.

— Ладно, не ссорьтесь вы, — вмешалась Алла, — есть еще шампанское?

— Если бы — хмыкнула Лена, — одна бутылка только была. Но есть Димкин коньяк. Выпьем?

Солнце уже клонилось к закату и на улице посвежело. Из раскрытого окна дул ветерок, играя с цветастой шторой. Я разлил коньяк по бокалам.

— М-м-м-м... Как классно! — прикрыла глаза Алла, смакуя напиток.

Я не удержался и уставился на ее грудь с выпирающими сосочками, проглядывающую сквозь шифоновый халат. Алла не заметила моего интереса, зато Ленка громко хмыкнула.

— Алл, тебе так идет мой халатик — сказала она, обидчиво поджав губки, — на мне он так не сидит. Наверное, потому что у тебя грудь больше.

Алла удивленно открыла глаза, и осмотрела себя.

— Ничего не больше... Не выдумывай.

— Я тебе говорю больше!

— А я говорю, что нет!

— Дим, скажи ей, — обратилась ко мне Лена.

— Я вам не судья, — усмехнулся я, — нашли время сиськами мериться.

Алла задорно засмеялась, но Лена продолжила наступление. Она рванула свой лифчик, открывая магнитные защелки, и выпятила вперед обнаженную грудь.

— Ну ка, сними халат, — попросила она Аллу.

— Да ладно тебе, Лен! — улыбалась Алла, — Чего ты привязалась? Напилась что ли?

— Ну, сними, сними. Я хочу проверить.

Лена подалась вперед и скинула халатик с плеч сестры.

— Ты чего творишь? — Алла возмущалась, но даже не пыталась прикрыться, а по лицу ее блуждала хитрая улыбка.

— Вот видишь. Я же говорила, что больше. Ну ка встань.

Сестры встали. Халатик полностью покинул Аллу, упав на ручку кресла.

— Точно говорю, что больше! — упиралась Лена, примеряя в ладошке упругую грудь. Алла только пожала плечами, с улыбкой взглянув на меня.

— Дим, ну скажи ты. Со стороны виднее.

Сестры повернулись ко мне и я невольно залюбовался картиной. Никогда бы не подумал, что буду вот так разглядывать голую Аллу, словно придирчивый судья на кастинге. Грудь у нее была очень красивая, но в размерах вряд ли соперничала с грудью жены. Они во всем были одинаковы. Даже соски у обоих возбужденно торчали. Алла покраснела под моим пристальным взглядом, но продолжила улыбаться, демонстрируя себя.

— Все у вас одинаково — сказал я наконец, — угомонись Лен. Оденьтесь и давайте спокойно выпьем коньяк.

— Нет, не одинаково! — упрямо поджала ...
губки жена, — У нее больше. Ты на ощупь попробуй. Рукой.

— Ну что ты несешь, Лен? — возмутилась Алла, — Хватит...

Она быстро накинула халатик и села в кресло. А я встал и принялся наполнять бокалы, пытаясь совладать с дрожащими руками.

— Напрасно ты стесняешься, сестренка — Лена медленно обошла меня сзади, — Ты знаешь, что мой муж хочет тебя?

— Что-о-о? — Алла округлила глаза.

Я резко повернулся.

— Лен, ты начинаешь нести чушь! Может тебе уже хватит пить?

— Ты же сам мне говорил об этом, — Ленка лукаво подмигнула мне, — или забыл уже?

— Я такого никогда не говорил.

— Неделю назад! Я спросила тебя, почему ты не хочешь мою сестру, а ты ответил, что хочешь.

— Не выдергивай слова из контекста... — злобно процедил я сквозь зубы, чувствуя как лицо наливается кровью. Алла удивленно хлопала ресницами, наблюдая за нашим диалогом.

— Так, значит, она тебя все-таки не возбуждает? — Смеющиеся глаза Ленки пристально наблюдали за моей реакцией. Я открыл рот, но не придумал, что ответить. Повисла пауза.

— Дим... — хотела что-то сказать Алла, но жена ее резко оборвала.

— Он молчит, потому что правда глаза режет. А вот он всю правду нам скажет, — с этими словами она резко сорвала с меня полотенце и отшвырнула в сторону. Возбужденный член закачался в воздухе, привлекая взгляды девушек.

— Да Лена! — вскрикнул я, пытаясь прикрыться руками, — Иди ты в задницу со своими шутками!

Поставив бутылку коньяка на стол, я вышел из комнаты. Отыскав в платяном шкафу старые джинсы, я кое как упаковался в них, заправив возбужденного друга под ремень. Когда я вернулся, девушки уже выпили налитый коньяк и о чем-то тихо разговаривали.

— Ну и нафига ты упаковался? — спросила Лена, — Чего стесняешься?

— Потому что ты не умеешь себя вести — я залпом опрокинул бокал коньяка и положил на язык кусочек сыра, — до ночи потерпеть не можешь?

— Подумаешь, — фыркнула супруга, — неженка прямо. Ты бы знала, Аллка, что он порой творит в постели...

— Это наше личное дело! — злился я, — Не надо всем об этом рассказывать.

— Она же моя сестра. Ей я все могу доверить.

— И правда хватит, Лен, — произнесла Алла, — Дима прав. Это ваши личные дела. Меня они не касаются.

Я благодарно кивнул ей и по новой наполнил бокалы.

— Хорошо, больше не буду, — примирительно сказала жена, принимая у меня бокал, — давай хоть кино посмотрим какое-нибудь.

Она щелкнула пультом, включая телевизор. Я взглянул на часы. Скоро десять. Похоже, что надежды на секс этой ночью таяли на глазах. По телевизору тоже ничего интересного не было.

— Лен, а может я тебе включу тот фильм, о котором мы говорили вчера?

Лена хмыкнула и посмотрела на меня.

— А Диме будет такое интересно? — с сомнением спросила она.

— Будет. Это же он его скачал.

Я понял, что она хочет поставить эротическую пародию на один известный исторический фильм, которую мы смотрели с ней неделю назад.

— А ничего другого нет чтоли? — буркнул я.

— Нет, — безапелляционно сказала Лена, усаживаясь мне на колени с бокалом коньяка.

За окном уже темнело, и только свет телевизора освещал нашу комнату. Мы сидели на небольшом диванчике, попивая коньяк из больших бокалов и молча наблюдая за сплетениями тел двух рабынь, уединившихся для любви на побережье большой реки. Лена сидела у меня на коленях, прижимая твердый, как камень член своей попкой. Иногда я краем глаза наблюдал за сидевшей справа Аллой. Она внимательно следило за происходящем на экране, иногда облизывая пухлые губки. В профиль сейчас хорошо были видны выступающие из-под тонкой ткани халата возбужденные соски. После очередного акта любви на экране, моя супруга стала недвусмысленно ерзать своей голой попой по моему члену, скрытому плотной тканью джинс. Она немного привстала, и я вдруг почувствовал, как ловкие пальчики расстегнули ширинку и жадно ухватились за горячий ствол моего члена. Я только хмыкнул и ухватил жену за талию, пытаясь вернуть ее в исходное положение, но Ленка уже сделала свое дело. Мой член обхватили горячие и влажные объятия сочащейся от возбуждения вагины. Лена тихо вздохнула. Как назло, все ее манипуляции проходили в момент относительного затишья в фильме. Так что звук, расстегивающейся змейки, и вздох удовольствия жены отчетливо были слышны в комнате. Я покосился вправо. Алла сидела, как ни в чем не бывало, сосредоточенно уставившись в экран. Меня уже стала бить мелькая дрожь нетерпения.

— Ну что, может быть, пойдем спать? — не своим голосом предложил я.

Лена не спеша повернулась, обхватив меня за шею.

— Тебе не нравится фильм? — с ухмылкой спросила она.

— Я уже его видел... — отвечал я.

— Можете идти — Алла посмотрела на нас, — я сама досмотрю.

— Я тоже хочу посмотреть, — Лена скова повернулась к телевизору, — потерпи дорогой, скоро уже конец.

Она положила руки на колени, и стала медленно, но ощутимо двигать тазом, раскачиваясь на моем члене. Мне казалось, что улечу на седьмое небо от ее движений. Член рвался в бой, но мне было неловко, что Алла заметит, чем мы тут занимаемся. И вот при очередном покачивании вагина супруги смачно хлюпнула, и я с ужасом повернул голову направо. Алла смотрела на меня с улыбкой. В ее глазах я сейчас отчетливо увидел нескрываемый интерес. Она опустила глаза на светящийся зеленым фосфором кружочек трусиков Лены, в котором тихо хлюпал ствол моего члена. Ленка сладко застонала, повернув голову к сестре.

— Извини, Аллочка — виновато улыбнулась она, — не смогла удержаться.

— Ничего страшного, — спокойно произнесла Алла, — я не против.

Я хотел что-то возразить, но решил молча понаблюдать за развитием ситуации. Лена вдруг встала с меня, усаживаясь на колени. Мой блестящий член шлепнул о голый живот. Я попытался было его заправить в штаны, но Ленка обхватила ствол своей ручкой и стала медленно его надрачивать.

— Лен, прекрати, неудобно...

— Мне неудобно только в одном, — отвечала жена, — что я могу делать с ним все, что захочу, а моя сестренка останется неудовлетворенной.

Алла молчала, наблюдая за моей реакцией.

— Тебе он нравится? — спросила Лена сестру, — легонько поцеловав головку.

— Конечно! — без тени смущения ответила Алла.

— Дим, переспи с ней, а? — Лена умоляюще посмотрела мне в глаза, — Она же хочет!

— Прекрати! — я словно стряхнул с себя какое-то наваждение, — Лена сейчас же прекрати!

Поднявшись с дивана, я отстранил ее от себя и спрятал свое достоинство в джинсы.

— Вы обе пьяные. Завтра сами стыдиться будете и в глаза друг другу смотреть не сможете, — начал я читать нотацию сестрам, — Я пошел спать, а вы делайте, что хотите.

— Извини, Дим... — Алла покраснела и опустила глаза.

— Стой! — вдруг вскрикнула Ленка, и умоляющей уставилась мне в глаза, слово от моего решения сейчас зависела ее жизнь, — Умоляю тебя! Пусть она, хотя бы посмотрит! Ну что ты как дерево непробиваемый? Мы, значит, будем с тобой кувыркаться, а она слушать все через стенку и изнывать от желания? Я никогда тебе ни в чем не отказывала и не откажу в будущем, если попросишь... можешь просить о чем угодно! Любой каприз! Только пусть она просто посмотрит. Это же мое самое безобидное желание из всех. Я уже не прошу тебя спать с ней. Только мы... но пусть она присутствует при этом. Ты можешь хоть раз меня понять?

Она выпалила эту тираду стоя на коленях, и я понял, что соглашусь. Мой взгляд упал на Аллу, которая сидела сейчас на диване, внимательно глядя на нас. Ее влажные глаза блестели в свете телевизора, а груди приподнимали халат упругими вершинками сосков. Она ждала моего вердикта с не меньшей страстью, чем ее сестра. Сейчас я совсем не узнавал ту скромную Аллу, с которой был давно знаком.

— Вы серьезно? Алла, ты действительно хочешь этого? — я пристально уставился на нее.

Она промолчала, заливаясь краской, и только легкий ...

утвердительный кивок головы выдал согласие.

— Ненормальные! — только и сказал я, отправляясь в спальную.

Свет в нашей комнате был выключен, и только уличный фонарь, заглядывая в проем штор, создавал в комнате приятный полумрак. Я стащил с себя джинсы и упал на кровать. Голова почему-то стала ныть. Толи уже подкрадывалось похмелье, толи сказывалось эмоциональное напряжение вечера. Секс на публике? Ладно, попробую доставить своей женушке такое удовольствие, но это будет последняя поблажка ее похотливым идеям. Почему-то было до жути обидно за Аллу. Для меня она всегда была примером непорочности и порядочности, но то, что я увидел сегодня...

Дверь в спальню вдруг тихо приоткрылась. И в проеме комнаты возникли два женских силуэта. Ленка за руку провела Аллу поближе к кровати и усадила на небольшой пуфик у зеркального трюмо. Белье на жене было действительно великолепное. Трусики искрились тысячами мельчайших светящихся нитей, сходящихся у промежности большим ярким ореолом. Два таких же белых кружочка вокруг сосков медленно приближались ко мне в темноте. Лена наступила коленом на край кровати и изогнулась, подобно пантере перед прыжком. Она наклонилась, и я с наслаждением почувствовал, как теплые губки сомкнулись на головке моего члена. Зажмурившись, я сладостно застонал. Минет Ленка делала великолепный. Ее ладошки страстно прошлись по моему торсу, лаская тело. Я молча принимал ее ласки, но полностью расслабиться не позволяло осознание того, что Алла находится в метре от нас, внимательно наблюдая за всем происходящим. Ленка приподняла попку, и покачивала ей, жадно облизывая мой ствол. Невольно я наткнулся на горящие страстью глаза Аллы. Даже в полумраке было видно, что она избавилась от халатика. Ее рука сжимала правый сосок, а тело нетерпеливо подалось вперед в желании разглядеть все как можно лучше. Неожиданно меня это завело, и я в нетерпении притянул к себе супругу, чтобы поцеловать ее жаркие губы. Но Лена решила по своему. Она быстро развернулась надо мной, подставляя для поцелуя совсем другие губки, а ее язык снова заиграл с моим членом. Ладонями я раздвинул в стороны упругие бедра и утонул лицом в жарком объятии сладкой промежности. Ленка тут же громко застонала и стала глубоко заглатывать мой член. Решив немного отдышаться, я отодвинул мокрое лицо от вагины жены, продолжая двумя пальцами теребить ее клитор. Свободной рукой я сдвинул в сторону ленточку стрингов. Искупав указательный палец в сочной вагине, я стал водить им по манящему ореолу попки, иногда несильно надавливая на него. Ленка едва заметно напряглась, не отпуская тем временем моего члена изо рта. Повернув руку, я с усилием утопил большой палец ей в попу, а указательным и средним проник в вагину.

— У-у-у-у-у — тихо простонала Лена, яростно работая головой. Увлекшись, она вдруг больно задела зубами основание головки члена и я вскрикнул.

— Ой — прошептала Лена, поворачиваясь ко мне. Она открыла рот, чтобы сказать еще что-то, но я, не давая ей опомниться, стал активно трахать ее пальцами в обе дырочки.

— О-о-о-о-о-о — взвыла жена, выгибая спину. Мои пальцы смачно хлюпали, утопая в половых губках. Избыток смазки редкими каплями стекал на лицо. Минута такой бешенной пытки и супруга дернув попкой, резво свела бедра.

Д-д-д-д-а-а-а-а! — затряслась она в приступе оргазма, — О-о-о-о-о-о-о-о!

По ее телу волной пробежала дрожь. Потеряв контроль над собой, Лена выпустила мой член как раз в тот момент, когда я уже готов был ударить в нее горячей струей удовольствия. Я извлек пальцы из истерзанной киски. Любимая, тяжело дыша, развалилась на мне и расслабила ноги. А я услышал тихое постанывание. В повернутом под углом зеркале трюмо сидела Алла. Она широко расставила ножки в стороны. Кажется, она уже избавилась от трусиков и открыто ласкала себя ладошкой, глядя на мой пульсирующий член. Сейчас, на грани возбуждения, мне уже не казалось, чем-то пошлым, ее присутствие здесь. Скажу больше, сейчас у меня бы даже не хватило воли отказаться от предложения воспользоваться ее телом.

Лена потихоньку пришла в себя. Она приподнялась и посмотрела на сестру. Мне показалось, что губы Аллы расплылись в довольной улыбке. Хотя, может быть, это была всего лишь игра света. Жена встала надо мной во весь свой небольшой рост. Резким движением, она сорвала с себя бюстгальтер. Незагорелые груди заманчиво покачивались надо моим лицом. Она медленно наклонилась ко мне, стягивая вниз по бедрам свои мокрые трусики. Потом подхватила их одной ножкой и отбросила в сторону. Я с упоением пожирал глазами манящее тело. Ленка продолжала заводить меня. Она опустилась мне на живот, широко раздвинув бедра, так что ее свисающие горячие половые губки легли прямо мне на живот. Резко подавшись вперед, она буквально упала на меня, прильнув прохладной кожей груди к моим губам. Я с жадностью обхватил ее плотный сосочек губами и слегка прикусил его.

— М-м-м-м, — застонала Лена, утопив пальчики в моей шевелюре.

— Я хочу тебя еще! — прошептал я, обнимая жену за мягкую попку.

Лена молча приподнялась надо мной и провела пальчиком по губам. Я обхватил его губами, лаская его языком. В этот момент комнату окутал полный мрак. Было уже двенадцать часов, и за окном вырубили фонарь. Произошло небольшое замешательство, но уже через минуту вспыхнул яркий лучик фонарика. В руках у Аллы появился сотовый телефон.

— Продолжайте... — шепнула она.

— Мой хороший... — тихо произнесла Ленка, и повернулась к сестре. Она нагнулась на коленях, укладываясь грудью на перину кровати, — Только мой... — повторила она, глядя как Алла тонкими пальчиками ласкала себя.

Я приподнялся, созерцая как она нетерпеливо двигает передо мной своей сладкой попкой, и приставил головку члена к мокрой киске.

— А-а-а-х! — пискнула Лена, когда я с усилием втолкнул в нее свой ствол. Странно, но киска у нее в этот раз оказалась тугая, словно еще скованная прошлым оргазмом. Я закатил глаза от такого блаженства. Ленка принялась громко стонать, пока мой член гулял в ней, преодолевая сопротивление плотных стенок.

— О-о-о-у! Да! Да! Да-а-а-а! — вопила супруга, — Еще! Еще! Миленький!!! Да!

Одну руку она просунула между ног и ласкала свой клитор. Я был на грани удовольствия. Обычно делая свои дела тихо, в этот раз я тоже стал стонать. Член сладко и быстро тонул в самой глубине горячего лона, ощущая каждым миллиметром мягкие стенки влагалища. Оргазм был рядом, но я умело сдерживал его, входя в Ленку под другим углом, либо замедляя фрикции.

— А... а... а... — услышал я тихие стоны Аллы, иногда прорывающиеся сквозь вопли жены, — А! А! А-а-а!, — распалялась она, засунув внутрь себя уже три пальца.

— Еще! Еще немного! О-о-о-о-о! — вопила Лена, извиваясь на моем члене. Я чувствовал, что именно немного и осталось. Темп заметно ускорился. Я шлепал яичками по гладкому мокрому лобку любимой жены, а она, привстав на руках, подмахивала мне бедрами. В зеркале было видно, как при каждом моем толчке метаются из стороны белые мягкие груди. Все это было хорошо видно и Алле.

Вдруг Что-то с шумом стукнуло. Алла упала на колени, головой уткнувшись в перину кровати. Она долго сладко рычала, как сумасшедшая работая ладошкой у себя между ног, и совершая поступательные движения бедрами, словно насаживалась на член.

— О-о-о-о-о-х! Ё-о-о-о... — простонала она через минуту, приходя в себя. И тут я понял, что мен накрывает. Я даже успел обрадоваться тому факту, что с недавнего времени, мы с женой решили не предохраняться, планируя родить третьего ребенка. Значит, не придется прерываться и доставать член, в самый ответственный момент. Кроме того, почти всегда Ленка очень бурно кончала, если я извергался внутри нее. Все эти мысли пронеслись в моей голове за несколько секунд, оставшихся до оргазма. Подхватив стонущую жену, я легко перевернул ее, и бросил на спину, накрывая своим телом. С третьей попытки мне удалось попасть членом в ее дырочку. «Какая же она все-таки тугая» — подумал я, частыми и сильными движениями вгоняя внутрь твердый как камень член.

— О-о-у! — вскрикнул я, ощущая как одна за другой горячие струи спермы наполняют Ленку. Дальше было просто безумие. Она принялась тонко пищать, сильно зажмурившись. Член словно сдавили в тисках, и я уже не мог двигать им. Ленка обвила меня ножками и плотно свела бедра, ее тело били судороги.

— Да-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — оглушая всех закричала она, извиваясь змеей. Я с трудом сдерживал ее буйство, чтобы мы не рухнули с кровати. Ленка держала меня мертвой хваткой рук и ног. Она кончала секунд сорок, и еще около минуты ее тело мелко дрожало, словно от холода.

— Вау... — услышал я за спиной голос Аллы, — Вот это да.

Лена, наконец, ослабела и расслабилась. Со смачным хлюпаньем я вытащил из нее поникший член. Вместе с ним несколько струек спермы потекли по разбухшим половым губкам. Она часто дышала широко открытым ртом, и легонько гладила себя по животику с закрытыми глазами.

— Как самочувствие? — Алла подошла ко мне и посветила в лицо фонариком телефона, — можете дать интервью для нашего журнала?

— Супер! — я пытался отдышаться, — Какое еще интервью? Ты что снимаешь видео?

— Такое нельзя не заснять — засмеялась Алла, — Как ты ее! Я даже сама оргазм испытала.

— Блин, Алл, не дури, — я попытался рукой отвести от себя телефон, — Удали все быстро.

— Алла? — переспросила она меня удивленно, — Так ты реально ничего не понял?

Меня словно ударила молния. Выхватив телефон, я направил яркий луч фонарика на мою собеседницу. Это была Ленка. Теперь, в ярком свете я без труда узнал ее. Удивленно-довольные глаза насмешливо смотрели на меня.

— У-у-у-х ты, жеребец — она ласково взяла меня за подбородок, — а я думала ты сразу понял подмену. Ты же прямо на меня смотрел, когда трахал ее сзади.

Не в силах выдавить из себя ни слова, я повернулся к Алле. Она лежала передо мной, раскинув ноги в стороны, и мокрым пальчиком играла с набухшим бугорком клитора. Из приоткрытых губ вагины вытекали на простыню капельки моей спермы, а по лицу блуждала ласковая улыбка.

— Спасибо... — промурлыкала она, таким спокойным голосом, словно я просто налил ей чашку вкусного кофе, — спасибо тебе, Дим, и не обижайся на нас...

Пораженный случившимся, я молча упал на мягкую перину кровати и накрыл голову подушкой. Жалел ли я о чем-то? Думаю, что нет.



 +61 

Комментарии


  1. Радж Капур какойты / 12 января 2018 21:23 Ответить
    Прям Индийское кино: зита за гиту.
  2. Пепе и лоло / 21 января 2018 03:27 Ответить
    Тормоз он конченый.
  3. Некто / 13 февраля 2018 00:19 Ответить
    Ну да, быть женатым и не знать тело родной жены... Чтобы спутать его с телом ее сестры... Если бы не это, то было бы правдоподобно.

    И да, обычно сразу после ЖМЖ требуется МЖМ. А на последнее не каждый мужчина согласится. Если дело касается родной жены,юа не проходной девушки.