Провокации радушной хозяйки


Серега был как всегда пунктуален – звонок в дверь раздался в точно назначенное время. Моя жена Ира, услышав его, поставила сковороду и быстро просеменила по паркету босыми ножками.

– Здравствуйте, Сергей, – немного смущенно кивнула она гостю, приглашая его войти.

Но ее легкое смущение не шло ни в какое сравнение с тем шоком, который она произвела на Сергея. Он просто застыл в дверях, ошарашено глядя на нее во все глаза и не зная, как реагировать на то, что он видит.

Все дело было в том, что месяц назад моя благоверная прочитала какую-то «очень познавательную книгу», автор которой настоятельно советовал своим читателям раскрепощаться и делать побольше несвойственных им поступков. В этом писатель видел путь к счастью.

К моему неудовольствию, тот же путь выбрала и моя жена. И теперь она стояла в прихожей перед моим другом и коллегой, которого видела второй или третий раз в жизни, а на ней не было ничего, кроме кухонного передника. Серега удивленно пялился на ее довольно большие по-девичьи упругие груди с темными ореолами вокруг сосков, и полминуты так и не заставил себя выдавить ни слова.

Хорошо хоть зауженный к шее фартук скрывал все остальные прелести моей возлюбленной, а не то Сергей мог бы свалиться с инфарктом.

– Заходите, – приветливо улыбаясь и делая вид, что не происходит ничего особенного, пригласила его Ира.

Я, все это время наблюдавший за ситуацией со стороны, подошел к коллеге и пожал его слегка влажную толстую ладонь.

Серега все-таки нашел в себе силы оторвать взгляд от грудей моей жены и по-нормальному с ней поздороваться. После этого Ира убежала на кухню, где готовилось ее фирменное блюдо.

– Я что, не вовремя? – шепотом спросил Серега, кивая ей вслед.

– Нет, все нормально, – попытался успокоить я его. – Начиталась всякой литературы – теперь раскрепощается.

– А ты не против?

– Да я особо не за, но и переживать из-за этого как-то не собираюсь. Пусть играется, раз хочется.

Пребывая все еще в прострации, Серега прошел в комнату, где мы с женой уже накрыли стол. Так как мой друг, прямо скажем, чрезмерно упитанный, мы приготовили ему место напротив нас, чтобы не пришлось тесниться.

Пока Ира заканчивала на кухне, мы с коллегой присели, выпили по рюмочке, начали болтать о работе, даче и прочей ерунде. Но отвлеченные беседы явно не помогали ему успокоиться. Он то и дело кидал испуганные взгляды на дверь, а его лицо покрывала испарина. В принципе, нет ничего удивительного в том, что его крайне шокировала моя жена. Наверняка он теперь чувствовал себя не в своей тарелке.

Пока мы говорили, в комнату вошла Ира. Она все еще была в фартуке, а в руках несла большой поднос с закусками и горячим. Когда она прошла мимо меня и наклонилась к столу, чтобы поставить тарелки, мы с Серегой инстинктивно уставились на ее округлую попку. Тело моей жены было прикрыто сзади разве что двумя веревочками от фартука, да и то где-то на поясе, так что все самое интересное было на виду.

Ирка очень невысокая девушка – стоя перед столом, она была даже ниже, чем сидящие на стульях мы. При этом она серьезно занимается фитнесом и поддерживает потрясающе стройную фигуру. Глядя на ее округлости, я не мог очередной раз не отметить, что при росте ниже метра шестидесяти, редкая девушка имеет узкую талию, округлые ягодицы, но при этом пропорционально длинные и стройные ножки. Вообще, девушка просто очень миниатюрная.

Серега, видимо, тоже отметил факт ее необычайной красоты. Его взгляд скользил по ее смуглому телу. Он все уверенней осматривал попку, насколько позволял ракурс.

– Сереж, если ты хочешь, то можешь меня потрогать, – неожиданно распрямившись, изрекла Ира.

Если бы я что-то в это время жевал, то непременно бы поперхнулся. Неужели моя благоверная при мне собралась заниматься сексом с другим мужчиной?

– Марк Зиус пишет, что это отличный способ преодолеть барьеры в общении, – повернув ко мне свое невинное личико, произнесла жена.

– Давайте, Сережа, – снова обратилась Ира к нему и взяла его большую руку. Другой рукой она развязала бантик на спине и скинула фартук.

Теперь перед нами была абсолютно голая маленькая брюнетка. Да еще и с явно провокационными намерениями.

Сережа потрогал. Из уважения ко мне, он не стал тянуться к интимным местам радушной хозяйки, а лишь несколько раз провел рукой по кубикам на ее животе, по бедру и плечам. После этого, он, сделав вид, что ему больше не интересно, сообщил, что барьер, должно быть, пройден.

Приняв это за победу идеологии своего Марка Зиуса, жена вздернула носик и села рядом со мной.

Пока мы ели и беседовали на всякие отвлеченные темы, я в тайне раздумывал, что пора бы как-нибудь проучить женушку. Оставалось только придумать, как. В ее книге писалось о том, что необходимо постоянно делать несвойственные вещи, а отказ от этого рушит все старания одним махом. Значит, я знаю, как показать ей всю ошибочную суть ее «веры». Пусть это довольно рискованно, но лучше уж здесь и сейчас, чем она рано или поздно она сама натворит глупостей.

Как только мы закончили есть, я собрал всю посуду на поднос и отнес на кухню. Придя назад, я сразу выдал заранее приготовленную фразу:

– А сейчас, Серега, ты можешь трахнуть мою жену.

Четыре глаза вонзились в меня почти одновременно. На этот раз шокирован был не только друг, но и Ира.

– А что такого, я же здесь, я не против. Как же можно такую красоту людям не дарить.

С этими словами я подошел к сидящей на стуле супруге и подхватил ее под плечи. Девушка она совсем легкая, а я ежедневно поднимаю штангу – так что Ирка оказалась над столом, инстинктивно поджав свои длинные ножки.

– Можешь ее потрогать и погладить, где хочешь, – сказал я Сереге, протягивая ему девушку.

Серегу не пришлось упрашивать. Может быть он понял, что я хочу проучить жену, но скорее всего, просто ужасно ее хотел. Он привстал и подхватил Ирку за бедра. Она при этом пыталась что-то возразить, но была слишком удивлена происходящим. Я попытался представить ее чувства: два огромных мужика (ведь для нее мы именно великаны, учитывая огромную разницу и в росте и в весе) внезапно схватили ее в свои большущие лапы и собираются что-то сделать.

Мы были полны решимости. Сережа аккуратно уложил ее бедра на край стола, перехватился руками за ножки (его толстые пальцы почти полностью обхватили их), и без труда развел их. Она пыталась сопротивляться, но совершенно безрезультатно. Я в свою очередь, тоже положил ее на стол и стал удерживать за плечи.

Серега стал внимательно разглядывать, то, что открылось его взору между раздвинутых бедер. Это место сильно заинтересовало друга, и он жадно припал к нему губами. Его массивная щекастая голова, словно огромный арбуз, оказалась между тоненьких насильно разведенных ножек Иры. Она слегка дергалась, тщетно пытаясь вырваться из нашей крепкой хватки, но через несколько секунд сдалась и тихонько застонала.

Какая же она маленькая, – думал я, глядя на свою жену, лежащую поперек стола. Вот где сказка про Гуливера действительно оживает. И при этом ни намека на внешность карлика – все на месте и все пропорционально. Если не ставить рядом с Ирой предметов, по которым можно определить ее истинные размеры, то запросто подумаешь, что девушка очень высокая.

Пока я размышлял, Серега решил сменить положение моей жены относительно себя. Он просто поднял свои руки, которыми держал ее бедра. Я отпустил Иру, и она почти повисла вниз головой, уперевшись в стол руками. Сережа перехватил руки и перевернул девушку на живот. Он опустил ее тело так, что согнутые в коленях ножки теперь покоились на стульях, а призывно торчащая попка ждала своей участи на краю.

Участь быстро наступила. Серега расстегнул штаны, после чего снова схватил «пленницу» за ножку. Он довольно грубо стал входить в нее. По стонам жены, я понял, что размеры друга превосходили мои и были довольно громадны для нее. Но кому-кому, а гостю на это было наплевать. Он вовсю наяривал, от чего сотрясался и стол, и, наверно, вся комната. В какую-то минуту он отпустил ее ноги и схватил Ирку за плечи. Я просто присел, глядя в ее большие глаза, расширяющиеся от каждого проникновения.

Наконец, все закончилось. Серега отпустил несчастную девушку и устало плюхнулся на стул.

– Ну и что на это скажет твой Марк Зиус? – с ехидцей спросил я лежащую на столе жену.

– Скажет, что нельзя останавливаться на первом акте, – сделала она неожиданное заявление и повернулась к усталому Сергею…




 +2